04.12.2020 11:48

«Сельское хозяйство для меня главный вызов» – Александр Турчин после года работы губернатором

Ровно год назад, 3 декабря, Минскую область возглавил Александр Турчин. Руководитель центрального региона уверен, что сельское хозяйство вполне может стать успешной бизнес-сферой, а сокращение количества совещаний в облисполкоме в связи с коронавирусом даже пошло на пользу общему делу. О личном и рабочем — в интервью МЛЫН.BY.

Председатель Миноблисполкома Александр Турчин. Председатель Миноблисполкома Александр Турчин. Фото: МЛЫН.BY.

— 2020 год подходит к своему логическому завершению. Белорусы и весь мир отсчитывают дни и часы до боя курантов в надежде, что в 2021-м будет полегче. В декабре 2019 года Президент назначил вас на должность председателя Миноблисполкома. Как можете охарактеризовать прошедший период?

— Минская область мне не чужая. При назначении я сказал, что ощущение, будто бы вернулся домой. Значительная часть моего и профессионального, и жизненного пути связана именно с Минщиной.

Назначение на эту должность для меня было достаточно неожиданным, хотя, конечно, всегда хочется попробовать себя на какой-то самостоятельной работе. При этом не могу сказать, что предыдущие должности не давали возможностей для самореализации, но эта — особенная.

В ноябре прошлого года, когда работал еще вице-премьером, и мы формировали планы на 2020 год, уже до пандемии было понятно, что период будет непростой. А для Минской области — вдвойне. Мы знали, что БЕЛАЗ в силу отсутствия большого внешнего рынка потребителей техники сработает чуть хуже, не было существенных контрактов и у «Белкалия». При этом меня не испугало, я привык работать в какой-то степени антикризисным менеджером и воспринял это как очередной вызов.

Мое глубочайшее убеждение состоит в том, что главное в любом деле — это люди. Зачастую мы их недооцениваем. Но если рядом нет команды единомышленников, то каким бы ты умным ни был, добиться успеха невозможно. Я благодарен многим специалистам, работающим в облисполкоме, которые вернулись сюда. Может быть, даже ушли с более высокооплачиваемых должностей.

У каждого руководителя есть своя философия, видение развития ситуации. Если работать всем вместе, нужно, чтобы эти принципы разделяли твои коллеги. Потому что, когда есть противоречия в фундаментальных подходах, ничего не получится.

 — Наверняка у вас был какой-то план работы на 2020 год?

— Сейчас ударимся немного в макроэкономику. Не очень удачная работа БЕЛАЗа — важный критерий, в первую очередь, для самого предприятия и его работников. Жители Клецка, к примеру, практически на себе не почувствуют каких-то изменений. На их доходах это не скажется. Для меня очевидно, что все нужно измерять через благосостояние наших людей.

Вот смотрите, в большинстве районов Минской области определяющим сектором экономики является сельское хозяйство. К примеру, в Копыльском районе в данной сфере работают 40% занятых в экономике жителей. Зная все это, нам удалось многое сделать. Заработная плата в сельском хозяйстве приблизилась к 1000 рублей. Прибыль в данной сфере увеличилась значительно. Мы это рассматриваем как импульс, как толчок для развития районов. То есть когда мы формируем внутренний спрос, когда у людей есть нормальная зарплата, в регионе развиваются другие отрасли экономики. У человека есть деньги, которые он готов тратить. Соответственно, нужно привлечь бизнес в регионы. И это у нас получается. Как итог, почти 60% доходов в бюджет Минской области поступает от негосударственного сектора, эффективно работающего. Кстати, в ближайшей пятилетке мы планируем удвоить зарплату в сельском хозяйстве.

— Отличная новость для тех, кто работает в этой отрасли.

— Но часто бывает и замкнутый круг. Мы не можем человеку платить достойную зарплату, и это влечет за собой конкретные негативные последствия для региона.

Вот смотрите, есть стоимость трудовых ресурсов. Мы открытая страна, есть страны-соседи. Сейчас, конечно, с коронавирусом ситуация немного усугубилась, но если хороший специалист стоит 2 тысячи рублей, ему эту сумму надо платить. Иначе он найдет другую работу, а на его место придет такой человек, который этот энергонасыщенный трактор за год просто убьет. Это все объективно происходящие экономические процессы, им сложно сопротивляться и что-то противопоставить.

Точно так же мы подняли зарплату руководителям хозяйств. Это, во-первых, справедливо: высок уровень ответственности. И определенная профилактика коррупции: есть возможность заработать — для чего нарушать закон?

В целом основные приоритеты и вехи — это развитие малого и среднего бизнеса, сельское хозяйство, социальная и транспортная инфраструктура.

 — Строились сады, школы, открывались производства. Назовите несколько самых ярких событий в вашей профессиональной жизни за уходящий год?

— Сложный год. На фоне коронавируса достичь чего-то позитивного не очень просто. Но в Минской области многое получилось. Открылись объекты социальной сферы — 12 детских садов, бассейны, больницы, музеи, строилось жилье. Неплохие результаты у наших аграриев.

— Да, 2 млн тонн зерна — небывалый урожай!

— Эта цифра должна стабильно ежегодно получаться.

 — Не ожидала, что в нашей беседе будет доминировать тема сельского хозяйства. А как сделать его бизнесом?

— Мы никогда сельское хозяйство не рассматривали как бизнес. Мне иногда не очень приятно слышать суждения об огромных субсидиях в сельском хозяйстве. Если рассматривать его как отрасль экономики, там не все так грустно, как некоторым хотелось бы. Главный ресурс в сельском хозяйстве — земля. И мы должны понимать, чем на каждом ее гектаре нам заниматься, чтобы получить максимальную прибыль. То есть нужно научиться считать. Уйти от этих валовых показателей. И не только в сельском хозяйстве, но и в других отраслях экономики. Потому что в погоне за ними мы не обращаем внимания, какой ценой они достаются и какая от этого всего эффективность.

Наверное, сельское хозяйство для меня самый главный вызов. Хотя я прошел свой трудовой путь в районе и владею основами. Но одно дело где-то в правительстве рассуждать о цифровизации, другое — тут реалии, навоз…

Далеко не самое главное — знать технологические тонкости доения коровы или агрономии. Экономист может разбираться во многих отраслях, потому что законы построения успешного предприятия, бизнеса одинаковые для всех.

— Поддержка бизнеса. Тема важная и серьезная. Сохранили ли вы те же приоритеты в данном направлении или работа в области заставила поменять взгляды?

— Нет. Ничего не изменилось. Я доволен тем, чтó мы сделали в предыдущий период. И нужно двигаться дальше. Ни одно законодательство не может быть совершенным. Но при этом наше, белорусское, однозначно не самое худшее. Просто, мне кажется, между властью и бизнесом должны быть нормальные отношения, чтобы мы видели друг в друге партнера.

Не хочется революций, хочется эволюционного пути развития в бизнесе. Я как был, так и остаюсь сторонником рыночных отношений, может быть, с какой-то поправкой на особенности Беларуси.

— Вы выше сказали, что бизнес готов идти в регионы.

— Если мы говорим о крупном бизнесе, нужно понимать — на территории области есть ряд объектов с преференциальным режимом: «Великий камень», СЭЗ «Минск». Если выбирать между этими режимами и просто районами, очевидно, на чем остановится частник. Но для небольших регионов есть сфера услуг. И при всем сказанном выше она будет активно развиваться в регионах.

Мне кажется, мы не очень правильно мыслим, когда говорим, что в каждом городе, в каждом районе должны быть рабочие места для местного населения. Весь мир уже давно идет по другому пути. Есть понятие маятниковой миграции, когда люди ездят на работу в другой город. Для этого должна быть соответствующая транспортная инфраструктура. И мы этим занимаемся. Посмотрите, какие дороги сегодня.

На мой взгляд, районы должны быть комфортными для проживания, в том числе и в плане экологии. Небольшие чистые производства, может, там и должны быть. Но для семьи иметь свой дом, где рядом детский сад, школа, парк, неплохо. А на работу поехал за 30—40 километров. На электричке, маршрутке, на своей машине.

— Так катаются многие в городах-спутниках. Как сделать жизнь в этих населенных пунктах еще более комфортной и привлекательной?

— Мы рассматриваем для городов-спутников Минск как центр притяжения. Не надо зацикливаться на этом. Место работы — это не только Минск. Ведь многие ездят из Минска в тот же Дзержинск на работу.

Не стоит перегружать жильем города-спутники. Мне кажется, должно быть достаточно равномерное распределение человеческого ресурса. В Фаниполе мы проблему садов и школ, бассейна в ближайшие два года решим. Как и в Дзержинске.

Хороший пример — Смолевичи. Мы строим жилье и сразу же инфраструктуру: сады, школы, поликлинику, дорогу. В следующем году там появится хайвэй.

Я сторонник того, чтобы люди строили жилье усадебного типа. В нашей стране для населения пространства реально хватает. А транспортные артерии позволяют вполне комфортно добираться из точки А в точку Б.

— Минская область — единственная, где нет вуза. И вы об этом не раз говорили, и хотели бы, чтобы на территории региона появилось свое высшее учебное заведение.

— Это не просто желание губернатора. Еще работая в правительстве, я встречался с Президентом, и мы говорили о создании университета будущего. Многие ведущие университеты мира находятся как раз не в столице или в больших городах. Университет — это огромный драйвер роста для территории, на которой он расположен. Не секрет, что студенты — самая активная часть общества, у них есть идеи и энергия. IT-вуз помог бы коммерциализировать свои разработки. Это некий кластер, когда из стен университета выходят готовые специалисты и компании.

Задача — не просто открыть филиал какого-то университета, а попытаться, возможно, с помощью наших зарубежных партнеров реализовать проект с нуля. Конечно, сейчас пандемия наложила на все свой отпечаток. Мы прорабатывали данный вопрос с нашими китайскими и швейцарскими партнерами. И это проект не одного года. Если бы смогли его реализовать, был бы большой успех.

— Образование – это действительно двигатель прогресса. А за что вы благодарны своим учителям?

— Я учился в обычной школе Новогрудка. Мой классный руководитель был для меня как вторая мама. Всегда чувствовал от нее поддержку, искренность. Это очень важно. Не было обязаловки. Репетиторов не было. Учителя вели факультативы, делали это с полной самоотдачей. Нелюбимых предметов было не так много, но больше всего нравилась химия. Светлана Николаевна смогла увлечь, и это было интересно.

Я благодарен своим учителям. Сегодня многие вещи коммерциализированы. Конечно, образование — процесс сложный, нельзя все делить на черное и белое. Изменились и дети. Некоторые учителя у меня были даже фронтовики, прошедшие войну, и получить линейкой по рукам было в порядке вещей. Никто не бежал жаловаться, не обращался в суды и милицию. Заслужил же, по делу дали. А теперь это приобретает очень странные формы, которые идут не всегда на пользу образованию.

— «Потенциал информационных технологий сегодня неисчерпаем». Это ваша фраза из одного интервью. Цифра — это настоящее и будущее. Должна ли цифровизация проникнуть более глубоко во все сферы общества?

— Цифровизация — это не только развитие экономики, но и прозрачность процессов, безопасность людей.

Мое убеждение, что нам от этого не уйти. Сегодня даже производство уже не то, что было 10 лет назад. Если мы хотим оставаться конкурентоспособными на мировых рынках, сокращать себестоимость, повышать качество — это неизбежно.

— Как думаете, почему некоторые белорусы не ценят то, что дает им государство: льготное жилье, к примеру, материнский капитал, бесплатную медицину?

— Это природа человека, все хорошее воспринимается как данность. Мы должны четко и ясно понимать, что рыночные преобразования — это не увеличение заработной платы в два или три раза при сохранении всех действующих льгот и тех же трат. Это процесс взаимосвязанный.

На мой взгляд, у нас очень много льгот. Государство должно помогать тем, кто в этом нуждается. А для всех остальных — базовые вещи. Получаешь хорошую заработную плату, идешь в банк, берешь кредит и строишь себе жилье. Это неправильно, когда мы строим для нуждающихся, а они, оказывается, в этих квартирах не живут.

Почему человек, получающий зарплату в несколько тысяч долларов, платит за коммунальные услуги по субсидируемым расценкам? Почему человека с высоким доходом должно поддерживать государство? Для каких целей? Помощь должна быть адресной, а не общей, широким фронтом.

Так же и с платой за проезд. Пожилых мы должны поддержать. Но в городе Минске не все же бедные живут, почему мы должны субсидировать стоимость проезда в метрополитене или городском транспорте? Ведь в маршрутках мы платим, сколько скажут.

И на предприятиях должны понимать, что они приходят на работу не чтобы получить получку, а чтобы заработать. Кстати, приведу в качестве примера «БЕЛДЖИ». Оценка производительности труда белорусов со стороны наших партнеров, к сожалению, не сильно положительная.

— Может быть, действительно настала пора изменений. Только вот готовы ли наши люди жить, как в Европе? То есть получать больше, но платить абсолютно за все?

— Мне очень нравится опыт Швейцарии. Помимо всех их успехов, у них есть хороший опыт проведения референдумов. Готов ли народ к рыночным преобразованиям? Нужно спросить. Если мы готовы, то надо двигаться.

Улица не самое лучшее место для выяснения отношений. Да, у людей есть право выражать свое мнение, но оно не должно наносить ущерб другим гражданам, которые с этим не согласны.

Мне кажется, в парламенте должны присутствовать разные точки зрения, проходить публичные дискуссии. Часть нашего парламента, думается, должна избираться по партийным спискам. В какой пропорции — это уже вопрос для обсуждения.

В любом обществе есть люди, которые не поддерживают власть. В каждом государстве эта пропорция разная. У них должна быть своеобразная площадка, где они могут высказаться. Нужно вовлечь в данный процесс людей, у которых есть конкретные идеи.

— Диалоговые площадки по внесению изменений в Конституцию состоялись во многих регионах области. Прошла она и в Минском облисполкоме. Правда, пресса присутствовала на мероприятии минут 10. О чем говорили, расскажите. Какими видите вы эти изменения?

— Мы собрали разных людей. Это не только представители госсектора. Это и независимые экономисты, бизнесмены и другие. Эта площадка еще раз меня убедила в том, что когда собираются здравомыслящие люди, пусть даже стоящие на разных позициях, но умеющие слышать друг друга и воспринимать, они все равно придут к некоему общему знаменателю. Мы пришли за три с половиной часа беседы.

Со стороны кажется, что общество волнуют сейчас все эти вопросы. А волнуют ли они большинство? Возможно, их все устраивает. Это и надо спросить на референдуме. Я не вижу другого выхода. Может, та часть, которая хочет изменений, окажется в меньшинстве.

Если говорить о себе, то я больше склоняюсь к выборности местных органов власти. Вот господин Дмитриев — житель Дзержинского района. Может быть, люди его бы избрали. Пусть бы он показал себя. Я сейчас говорю без иронии. Критиковать можно бесконечно, но надо же что-то предлагать взамен.

Но — не в одночасье. Шаг за шагом. То есть мы опять возвращаемся к эволюции. Может, начать с сельисполкомов. Или попробовать выбирать некоторых глав районов. Люди недовольны? Выберите себе другого мэра. Но тогда и им можно сказать, когда пойдут жалобы: вы же сами его избрали, почему он тогда не справляется?

— Белорусское общество разделилось. Как объединить нас снова? И возможно ли это?

— Процессы, которые происходят у нас, не уникальны. Во многих странах мы видим расслоение. Яркий пример — Америка. Да и Россия, Польша. Я вижу выход все-таки в референдуме. В Швейцарии, кстати, за неучастие в нем предусмотрена ответственность в виде штрафа.

Люди, которые выходят на площадь, разные. Не всегда понятно, каких перемен конкретно они хотят и что за ними последует. Вот говорят: Президент должен уйти. Ну хорошо, уйдет. А дальше что? Куда движемся? Разве это принесет какой-то результат? Движение вперед должно быть постоянно, но это должна быть эволюция.

Значительная часть общества должна все-таки прийти к консенсусу. Небольшая его часть, которая проповедует радикализм, будет недовольна всегда. И улица не самое лучшее место для выяснения отношений. Да, у людей есть право выражать свое мнение, но оно не должно наносить ущерб другим гражданам, которые с этим не согласны. Сейчас так и происходит. Я абсолютно нормально отношусь к чужому мнению. У меня есть собственное мнение, я готов его обосновать. Но я очень сомневаюсь, что выход с плакатом на улицу или перекрытие дороги — лучший способ отстаивания интересов.

— Вы попали в санкционный список стран Балтии, который недавно был опубликован в Сети. Как отреагировали на это?

— Достаточно равнодушно. Логику действий наших коллег всегда сложно понять. Я в прошлом году проехал по Латвии, Литве. Честно говоря, достаточно удручающее на меня это все произвело впечатление. Казалось бы, демократия, а где же огромное количество инвесторов, стремящихся развивать производство? Латвия напоминает большой дом-интернат, который живет на субсидиях из Евросоюза, уничтожив все что можно, в частности, созданную в СССР промышленность. Сейчас еще Россия уйдет из их портов, и ситуация еще более ухудшится.

Читаешь иногда экономистов, которые восхищаются, как вырос ВВП на душу населения в Латвии или Литве и насколько он выше, чем у нас. Но говоря А, всегда надо говорить Б. Давайте сравним население в начале 90-х в этих странах и сейчас. По расчетам нашего Министерства экономики, уровень или объем ВВП, который есть в нашей стране, мы можем обеспечить с численностью населения на 30% меньше. Это тоже путь. Но наш ли?

— Раз Прибалтика не ждет (и не надо), какой район выбрали бы для отпуска на Минщине?

— В каждом регионе есть места, где можно отдохнуть. Лишь бы было на это время. По субботам я устраиваю рабочие поездки по области. В воскресенье могу на своей машине проехать. Так даже лучше, меньше узнают. В итоге складывается более полная картина о жизни региона.

Председатели исполкомов по-разному реагируют на эти поездки. Кто-то положительно, а кто-то отрицательно. В зависимости от того, что я сам увижу в районе.

— А в регионах узнают?

— Узнают. Если нет, то я представляюсь. Лучше, когда люди не знают, с кем говорят. Они тогда более откровенны. Я люблю на ферму зайти поговорить с работниками, в магазин.

По субботам я устраиваю рабочие поездки по области. В воскресенье могу на своей машине проехать. Так даже лучше, меньше узнают. В итоге складывается более полная картина о жизни региона. Председатели исполкомов по-разному реагируют на эти поездки. Кто-то положительно, а кто-то отрицательно. В зависимости от того, что я сам увижу в районе.

— Как можно справиться с огромной нагрузкой? У вас же и выходных нет! А многие привыкли работать с 8.00 до 17.00 и с выходными в субботу, воскресенье.

— Наверное, это и правильно. Хотя такие поездки по выходным полезны и с точки зрения расширения собственного кругозора. Ты знакомишься с местами, которые раньше никогда не видел. Одна из поездок была в Крупский район. Я ездил с руководителем местного хозяйства, смотрели поля. А потом заехали на Селяву. Это очень красиво!

Сейчас мы ушли от всех совещаний, заседаний, но жизнь же не остановилась. Не было селекторов по сельскому хозяйству, но убрали же все, получили результат, запахали, посеяли. Получается, что помимо негатива, есть и положительное что-то, даже в условиях ковида. И без этой лишней нагрузки в виде совещаний все функционирует. А вообще в наш век цифровизации у нас всегда под руками наши электронные друзья. Хотя друзья ли? Я на телефон всегда смотрю с нелюбовью. Потому что 90% поступившей информации — это негатив: где-то что-то случилось, порыв, авария. А хотелось бы наоборот. Но мы стесняемся позитива.

Даже наш жесткий рабочий график тоже должен трансформироваться. Иногда человек гораздо продуктивнее работает дома, чем приходя на работу.

 — Читателям, наверняка, хотелось бы узнать о вас как о человеке, семьянине. Чем любите заниматься после работы? Успеваете ли проводить время с семьей? Готовите себе сам хотя бы изредка?

— Готовить я люблю. Конечно, получается не часто. Но по воскресеньям готовлю я. Люблю мясные блюда. На гриле кусочек мяса — это то, что надо.

По будням мое утро начинается в 6:30. Рубашку гладит жена. Это единственное, чем я не люблю заниматься. Но работа в Гомельской области помощником Президента приучила и к нелюбимому занятию. В 7:30 еду на работу. Возвращаюсь как получается. Не раньше 19.30. Пока приехал домой, поужинал, посмотрел телевизор — уже и спать пора.

В субботу я на работе часов до 16-ти. Это возможность проехать по региону. Нет, как правило, никаких совещаний. В воскресенье — возможность чуть дольше поспать, но просыпаешься все равно в одно и то же время.

У меня не так давно родился внук. Это важное событие в жизни. Но видимся редко — эпидситуация. Супруга чаще бывает. Дочка шлет фото и видео, поэтому я в курсе событий, пусть и таким способом. Это временно.

— Спасибо, что раскрылись и как человек. А чего бы хотели пожелать нашим читателям?

— Здоровья. И ответственности. Ведь первое, прежде всего, зависит от нас. И побольше улыбок. Нам катастрофически не хватает позитива.

Приведу один пример. У нас правило дурного тона не согласиться с чьим-то предложением. Нужно обязательно подвергнуть его критике. Но ведь если говорить о политике кнута и пряника, кнут уже в большинстве своем не действует. Нельзя давать и одни пряники. Но положительная оценка дает значительно больший эффект. Я по себе сужу. Когда находишься на совещании у Президента, если он отметит работу региона — выходишь окрыленным, готов добиваться новых целей.

Лариса Коршун.

Прочитано 604 раз Последнее изменение 04.12.2020 11:48
Заимствованная инф.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.