11.10.2021 9:18

Молодечненский актер Сергей Корзей: «Артисты вряд ли попадают в ад, ведь талантом их награждает бог»

Мальчик Сережа в деревне Селевцы Молодечненского района в 1970-х годах вдруг решил стать артистом. Вопреки сомнениям родственников и односельчан, он им стал. Сегодня Сергей Корзей — ведущий мастер сцены и один из самых востребованных актеров Минского областного драматического театра в Молодечно.

С Сергеем Корзеем мы поговорили о таинстве сценического перевоплощения и любимых ролях, целебных особенностях сцены и духовной связи со зрителем, релаксации актера на огороде и жизни в согласии с самим собой.

Сергей Корзей: «Было у отца четыре сына — трое умных трактористов и один дурак-актер»

— Сергей, вы родились в Советском Союзе в конце 1950-х, в белорусской деревне. Не слишком ли далеко было вам до театральных подмостков? Откуда у деревенского мальчика возникло желание стать артистом?

— Я всю жизнь задаю себе этот вопрос и не могу на него ответить. Отец у меня был конюхом. Мама работала в поле и на ферме. Разве что дело в дедовских генах. Он на скрипке играл. Я — четвертый сын в семье. Знаете, вот было у отца четыре сына. Трое умных стали трактористами, а четвертый — дурак. Он пошел в артисты. Мои братья на самом деле механизаторы. А я к десятому классу решил: буду или учителем, или артистом. К нам в деревню, в поле приезжали шефские творческие коллективы, выступали. Мне очень нравилось то, что они делали.

— И вы после школы подали документы в театральный институт в Минске?

— Да. Но потом брат моей мамы стал ее убеждать, уговаривать: «Ну какой театральный институт? Там конкурс 200 человек на место. И вряд ли из него артист получится». После этого я в обиде и отчаянии забрал документы из театрального, но тут же их подал в институт культуры на специальность «режиссер театрального коллектива».

— Поступил на удивление легко, — отмечает Сергей Корзей. — В нашей деревне, где тогда было более 50 дворов, а в каждой семье по трое-пятеро детей, я был первым, кто поступил в ВУЗ на стационар. Закончил институт в 1980 году и распределился в Молодечно, в народный театр городского дома культуры. Только сначала отслужил полтора года в армии, в гвардейской части зенитно-ракетных войск противовоздушной обороны.

— Кем вы стали работать в театре?

— С 1982 года я работал заведующим постановочной частью и играл на сцене. Наш театр тогда гремел. Его возглавлял режиссер Николай Мацкевич. Мы участвовали в различных международных конкурсах, нас снимали для телевизионных передач, записывали на радио. С 1989 по 1999 год — перерыв в театральной карьере, занимался другой творческой деятельностью. В том числе, проводил различные мероприятия. Вообще, этих мероприятий в моей жизни было много. Я вел областные «Дожинки» в разных городах, был ведущим во Дворце Республики. Провел три юбилея Молодечно — 600-летие, 620-летие и 625-летие города.

Сотня чужих судеб на сцене

— В театр вы вернулись, когда он уже был профессиональным?

— Наш народный театр стал Минским областным драматическим театром в 1991 году. В 1999-м я вернулся. И работаю здесь до сих пор, вот уже 22 года.

— Сергея Корзея теперь можно назвать ведущим актером областного театра?

— Да нескромно как-то отвечать утвердительно на этот вопрос. Скажу только, что у меня сейчас самая высокая актерская категория — ведущий мастер сцены. Министр культуры вручил мне знак «За вклад в развитие культура Беларуси». Ну, и занят во многих спектаклях театра.

— Сергей, скажите: когда актер на сцене, он действительно погружается в образ своего героя? Неужели у вас во время спектакля нет подсознательного ощущения, что вы на самом деле все равно Сергей Корзей?

— Погружению в образ учат еще студентов в ВУЗе. А при подготовке каждой постановки учишься быть своим героем на репетициях. Нет, в спектаклях я не Корзей. В «Афинских вечерах» я — отец-деспот. В «Начале» — священник. В «Комедии» — еврей Давид. Это же все совершенно разные люди. Каждого я пропускаю через себя, погружаюсь в героя. Но вместе с тем, если того же Давида сыграет другой актер, то это уже будет совершенно другой Давид.

— Пропускаете через себя другого человека? А как же быть с мнением, что это великий грех? Религия ведь запрещает проживать чужую жизнь, пусть даже на сцене. Говорят, что актеры после смерти попадают в ад. Как вы к этому относитесь?

— В одном спектакле я играю актера, который говорит: «Я изначально грешен. Грешно жить чужими судьбами». Действительно, ведь когда-то актеров даже на кладбищах не хоронили из-за их греховной профессии. Конечно, что-то мистическое в этом есть. Однако, нужно понимать, что актер — профессия, которая возникла очень давно. А вместе с истиной, что это греховное ремесло, есть еще и такая истина: талантом человека награждает сам бог. И человек должен реализовывать этот талант. Поэтому, вряд ли актеры попадают обязательно в ад. Впрочем, мы узнаем или не узнаем об этом не раньше нашей смерти.

— Считали, сколько ролей сыграл Сергей Корзей за всю свою театральную карьеру?

— Ой, вы знаете, много. Не считал. Цели такой не было. Я думаю, что где-то под сотню.

— А любимые-то роли есть? Назовете?

— Любимые — это пожалуйста. Епископ в спектакле «Начало». Тот же еврей Давид в «Комедии», Князь в постановке «Дядюшкин сон». Очень люблю спектакль «Месье с рогами, мадам с усами», где я в двух водевилях играю две роли — любовника и мужа. В спектакле «Несколько пролетов вверх» у меня роль интеллигентного театрального критика, который попадает в абсурдную ситуацию. Его принимают за любовника замужней женщины, а он абсолютно не при чем. Роль эпизодическая, но очень мне дорога.

Качественный состав зрителя не меняется

— Сергей, вы много лет на сцене. Что можете сказать о зрителях в разные годы? Меняются ли как-то их вкусы, предпочтения, отношение к театру?

— У меня нет ощущения, что зритель как-то изменился. Разве что меняется количество зрителей в зале. В конце 1990-х немногие посещали театр. Прошло несколько лет — и зал постоянно наполнялся. Он был практически полным примерно до 2015 года. Потом опять люди стали меньше ходить к нам. Прошлый год из-за ковида совсем был никаким. Но скажу точно, что по качественному составу зритель не меняется. На наши спектакли во все времена ходили и ходят люди, которые действительно любят театр. Но для меня как актера важнее не количество зрителей в зале, а духовная связь, которая с ними устанавливается. Я начинаю чувствовать аудиторию, ее настроение и восприятие спектакля с самого его начала. Это очень важно. Например, ту же «Комедию» зритель лучше понимает и принимает в западной части Беларуси. А в Гомеле или Бобруйске она идет с меньшим успехом. Это касается и других спектаклей.

— Расскажите о взаимоотношениях в коллективе театра. Есть ли конкуренция среди актеров? Бывают ли разногласия, конфликты?

— В целом атмосфера в коллективе нормальная. Но ведь даже в любой семье случаются размолвки, а поскольку коллектив творческий, то, конечно, иногда возникают разногласия, недопонимания. Тем не менее, до скандалов и разборок не доходит никогда. Сейчас у нас 22 актера. Из них шестеро мужчин, четверо молодых артистов, одна актриса в декрете. И поверьте, по профессионализму наш состав ничуть не хуже некоторых столичных творческих коллективов. Дедовщины у нас тоже нет. Я и в армии молодых не гонял, когда «дедом» был, и здесь этого не делаю. Наоборот — мы стараемся молодым актерам помочь, подсказать, лишний раз похвалить.

Представил, что присвоили звание заслуженного артиста, и испугался

— Актеру театра Сергею Корзею никогда не хотелось перебраться в кино?

— Никогда. Актер театра и актер кино — это две разные профессии. Я театр люблю за целостность образа. Ты живешь на сцене своим героем весь спектакль без остановок. В кино тебе нужно входить и выходить из образа неизвестно сколько раз. Одну твою сцену снимают по много дублей с пяти ракурсов, потом выбирают лучший. Я снимался в эпизодах трех сериалов. Режиссеры всегда говорили, что отработал хорошо, но все равно это не мое. Я на этих съемках нервничаю и переживаю.

— Если спрошу, сколько зарабатывают актеры, очень ли болезненную тему затрону?

— Очень. Любой актер вам скажет, что работа людей искусства, культуры у нас оплачивается плохо. Многие наши актеры, кроме театра, работают где-то еще. Я, например, — педагог дополнительного образования в торгово-экономическом колледже. Но, вместе с тем, у каждого человека есть необходимость быть востребованным. Когда я чувствую эту свою востребованность и получаю от своей актерской работы удовольствие, как-то и про деньги забываю.

— Чувствуете ли вы себя звездой?

— Расскажу совсем свежий случай. Недавно представил, что мне присвоили звание заслуженного артиста Беларуси. Вам не передать, как я испугался! Сразу полезли в голову мысли о том, что люди будут друг у друга спрашивать: «Кому-кому дали звание заслуженного? Корзею? А кто это такой?!» Так страшно стало! У меня самооценка занижена. Мне вечно кажется: все, что я делаю, — плохо. Можно сделать гораздо лучше. Но одно знаю точно: если у актера появилась звездность и корона на голове, то можно считать, что этого актера больше нет. Он закончился.

— О чем-то жалеете? Может быть, что-то не сложилось в профессиональной деятельности?

— Друзья-актеры не один раз звали меня работать в Минск. Я отказываюсь. Говорю им: лучше быть первым в деревне, чем последним в городе. Здесь я чувствую себя нужным, а значит, все хорошо. Но об одном все-таки жалею. Жаль, что не удалось продолжить на долгий срок работу с режиссером, который меня чувствует, как актера. Такие режиссеры в моей карьере были. Например, Виталий Барковский. Но долго, к сожалению, нам вместе поработать не пришлось.

Лечение — на сцене, релаксация — на огороде

— Сергей, а как личная жизнь? Где живете? Про родных расскажите?

— Живу в Молодечно, на Великом Гостинце, в центре города, в однокомнатной квартире. Мне не нужно много. Мне достаточно, когда просто хватает. Езжу в гости к сыну Арсению. Он у меня живет в Залинейном микрорайоне. По образованию Арсений менеджер-экономист, закончил БГУ. Театром интересуется редко и без фанатизма. Настолько без фанатизма, что, когда был еще школьником, пришел к папе на спектакль «Комедия» и до конца постановки думал, что папы на сцене нет. Не узнал меня в гриме еврея Давида. Вот вам, кстати, заодно пример перевоплощения и ответ на вопрос: чувствую ли я себя Корзеем в образе своего героя.

— Театр, дом, сын — это классно. Но, хобби-то какое-нибудь у вас есть?

— Огород у сына в Залинейном микрорайоне. Релаксирую, сажая помидоры, огурцы, зелень и цветы. Скажете: не мужское занятие? А я получаю от этого удовольствие. Да и загорелый хожу постоянно. Раньше любил путешествовать. Когда едем на гастроли, всегда смотрю в окно. Из всех республик бывшего Советского Союза не посетил только Эстонию и Молдову. Был в Польше, Словакии, Словении, Италии, Чехии, Египте.

— Грибы раньше собирать любил. Теперь тяжело ходить по лесу. Ноги болят, — сожалеет актер.

— Не верю. Вы в спектаклях по два часа проводите на ногах, и они вам не болят. А полчаса походить по лесу — сразу боль в ногах начинается?

— А это потому, что сцена лечит. Вот смотрите: мы с актрисой Людмилой Рощиной сегодня едем со спектаклем на Нарочь. Всю дорогу будем с ней ныть, что надоело, что устали, что эта работа никогда не кончится. Но начинается спектакль, звучит музыка — и от нытья не остается следа. Мы уже — другие люди, которые живут в кайф!

— До выхода на сцену у меня болит нога. В спектакле я не чувствую никакой боли. Спектакль заканчивается, и я еле дохожу до дома из-за этой ноги. Вот такие у сцены лечебные свойства, — улыбается артист.

— Что самое главное происходит в жизни актера Сергея Корзея прямо сейчас?

— С годами становлюсь домоседом. Я очень общительный человек, но в последнее время стал получать удовольствие от одиночества. Редко включаю телевизор. Что еще? Понимаю, что Молодечно — это не мой город, хотя и люблю его. Тянет в родную деревню Селевцы, хотя там у меня уже никого нет.

— А еще научился утром просыпаться счастливым. В гармонии с самим собой…

Автор статьи: Сергей Есманович
Автор фото: Сергей Есманович, предоставлены Сергеем Корзеем, из открытых интернет-источников
Источник: Mlyn.by

Прочитано 435 раз
Заимствованная инф.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.