29.07.2019 10:25

У каждого оступившегося родителя есть шанс вернуть детей

В каких случаях и на какой максимальный срок определяют несовершеннолетних в отделение детского социального приюта? Можно ли навещать их родителям, какие требования предъявляются к ним? На эти и другие актуальные вопросы ответила директор ГУО «Социально-педагогический центр Молодечненского района» Валентина ХОМА.

В качестве иллюстрации. В качестве иллюстрации. "Маладзечанская газета"

— Валентина Витальевна, куда нужно обращаться, если стало известно о том, что ребенок находится в социально опасном положении?
— При выявлении неблагоприятной обстановки для детей как организации, так и отдельные граждане должны проинформировать управление по образованию райисполкома. Такие сигналы фиксируются и направляются в учреждения образования по месту учебы или воспитания детей. Далее на совете учреждения образования по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних рассматривается акт обследования условий жизни и воспитания ребенка, информация по результатам социального расследования. После этого возможны два варианта решения вопроса: направляется обращение в координационный совет райисполкома для принятия решения о признании ребенка находящимся в социально опасном положении либо дается рекомендация родителям в течение трех рабочих дней обратиться за оказанием социальных услуг по устранению трудной жизненной ситуации.

— Какие причины могут послужить основанием для помещения несовершеннолетних в отделение детского социального приюта?
— Первая и главная причина – невыполнение родителями своих обязанностей по воспитанию и содержанию детей, злоупотребление алкоголем. Трудно себе представить, но, к сожалению, и в наше благополучное время есть дети недосмотренные, недолюбленные и даже недокормленные. Бывают случаи, когда горе-родители пропивают детские пособия, рожают следующего ребенка и продолжают пить. Но случаются и другие ситуации. В отделение приюта можно поместить ребенка и по заявлению родителей, если, к примеру, одинокой маме нужно лечь в больницу, а детей оставить не с кем. Кроме того, сам подросток может обратиться с заявлением об определении в приют, если взаимоотношения с родителями нарушены, в семье происходят постоянные конфликты. Возраст воспитанников приюта – от 3 до 18 лет.

— Можно ли родителям навещать детей в приюте?
— Безусловно. Сегодня отделение детского социального приюта является структурным подразделением ГУО «Радошковичская школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Она находится в городском поселке Радошковичи по улице Гастелло, 20. Там созданы хорошие условия для детей, с ними работают опытные педагоги. Для ребят организуются различные мероприятия, экскурсии, спортивные соревнования. Но какой бы заботой и лаской мы не окружали детей в приюте, они всё равно скучают по своим родителям, мечтают вернуться домой.

— Какие требования в этот период предъявляются к родителям? Кто их курирует?
— Родители должны приложить все усилия, чтобы исправить ситуацию. На это им дается полгода. Реабилитационная работа с такими семьями предполагает комплекс мероприятий и совместные усилия всех заинтересованных служб. Со всеми такими родителями ведется индивидуальная работа, им помогают решить конкретные проблемы: избавиться от алкогольной зависимости, трудоустроиться, отремонтировать жилье и т.д.

— Если родители исправились и им вернули детей, как часто их навещают заинтересованные службы? Сколько они находятся на контроле?
— Контроль осуществляется на протяжении шести месяцев. Заинтересованные службы посещают такие семьи не реже раза в месяц, помогают им в вопросах воспитания, налаживания отношений, сохранения благоприятного психологического климата.

— Сколько специалистов работает в вашем центре и как с ними можно связаться?
— В нашем учреждении оказывают психолого-педагогическую помощь семьям семь педагогов социальных и три педагога-психолога. Центр находится по улице Маркова, 14а, тел. 74-61-51, 74-67-68.

ГУО «Социально-педагогический центр Молодечненского района» находится по улице Маркова, 14а, тел. 74-61-51, 74-67-68.

***

Письмо мамы

Завязать с пьянством и вернуть детей можно. Для этого нужно взять себя в руки и принять помощь небезразличных людей.

Сегодня я с гордостью иду по городу рядом со своими детьми и иногда с ужасом понимаю, что этого могло бы и не быть.

11 лет назад по злому року мой младший сын оказался в приюте, его забрали у «нерадивой мамаши», так меня тогда называли.

А началось все с того, что у меня ушла земля из-под ног, когда умер муж. Я пыталась искать выход из сложившейся ситуации, ведь нужно было поднимать детей. В итоге ничего лучшего не придумала, как найти выход на дне стакана (в тот момент мне казалось, что так делают многие). Сначала это была рюмка, затем стакан, бутылка…
И я уже не могла остановиться. Порой не понимала, где начинала и где заканчивала свой день. За безмятежными днями, проводимыми в пьянстве, я забывала про все: не работала, запустила дом, себя, а самое постыдное — стала забывать про детей.
Старший сын ушел из дома, так как не мог простить того, что я променяла все, чем раньше дорожила, на водку. Дочь вышла из-под моего контроля, связалась с дурной компанией, совершала правонарушение за правонарушением, в итоге ее осудили. В переписках лишь были скупые просьбы: «Вышли мне сигарет, еды, денег». В сложившейся ситуации она винила меня. Младший сын, как я уже говорила, был изъят из семьи и помещен в приют.

Вся моя жизнь была разрушена, и всё это я сделала своими руками. Окажись рядом со мной в ту минуту правильные люди (вернее, если бы я подпустила их к себе), возможно, всё было бы по-другому. Но рядом со мной оказался алкоголь, превративший жизнь моих детей в трагедию.

Слова-обещания, которые я каждый раз давала себе — «я сильная, я справлюсь,
я не алкоголик, я сумею вовремя остановиться» — не спасли ни меня, ни моих детей от беды. А осознала я, что попала в пропасть, лишь только тогда, когда потеряла своих детей, живых детей.

Я стала ходить в приют к сыну, посещала все занятия, встречи, мероприятия, назначаемые мне специалистами. Училась заново общаться с сыном, проводить вместе время, училась понимать и осознавать проблему.

Я поняла: дело во мне. И стала искать ту ниточку, которая смогла бы помочь справиться со всеми трудностями.

Не было ни одного дня, чтобы я не приходила к сыну в приют, не писала письма дочери или не звонила старшему сыну. Но лишь младший сын принимал меня, обнимал и поддерживал, а специалисты верили, что у меня все получится.

По истечении шестимесячного срока реабилитации, отпущенного на исправление ситуации в семье, мне дали шанс и вернули сына в семью.

Я заново начала собирать жизнь по крупицам. Устроилась на работу, начала приводить дом в порядок, уделяла внимание младшему сыну, надеясь, что старшие увидят мои старания и изменят свое отношение ко мне. Прошел не один месяц, когда я наконец-то получила письмо от дочери, в котором были заветные для меня строчки: «Мамочка, когда же мы увидимся?». Спустя полтора года старший сын сказал, что такой маме он готов помогать и такую маму ему не стыдно познакомить со своей девушкой.

За все эти годы у меня лишь однажды возникло желание выпить, но и здесь мне на выручку пришли специалисты приюта, которые поддержали меня в трудную минуту.
Теперь, когда в моей жизни всё благополучно, я с грустью думаю о том, сколько времени было потеряно, пока я искала решение проблемы на дне стакана. Однако несмотря на все, что моей семье пришлось пережить, я сегодня с уверенностью заявляю, что благодарна судьбе и всем тем, кто встретился тогда на моем пути, оказав неоценимую помощь и поддержку.

Решилась написать это письмо в газету для того, чтобы и другие родители, которые по воле судьбы оказались в такой же непростой ситуации, знали: завязать с пьянством и вернуть детей можно. Рядом с нами много небезразличных людей, которые могут помочь.

Мария ТКАЧЁВА.



Прочитано 211 раз Последнее изменение 29.07.2019 10:25
Анжаліка Крупянькова

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить