29.09 13:38

История одного преступления. Сломанная жизнь

Источник

Иногда мы совсем не задумываемся над тем, как отзовутся в будущем наши поступки. Чаще всего нам важнее внешнее, показное благополучие, и в попытках его сохранить мы причиняем кому-то огромную боль. Сосредотачиваясь лишь на себе, на своем комфорте, мы порой забываем о чувствах других людей, о предельном уровне их душевной боли. Пусть эта история, которая некогда произошла в Молодечненском районе, станет иллюстрацией того, как собственным эгоизмом, черствостью и дурными поступками люди могут наказать самих себя.

История одного преступления. Сломанная жизнь "Маладзечанская газета"

«Я осознавал, что причиняю ей боль. Я, в общем-то, и старался сделать так, чтобы она страдала. Чтобы чувствовала то же, что и я. Она умоляла меня простить, перестать...  Но так сразу я не мог этого сделать. Не мог остановиться…».

Оля и Женя были знакомы уже девять лет. Несмотря на то, что у Оли были муж и двое детей, по ее же словам, они с Женей «встречались». Зачем Оле нужны были эти отношения, не было понятно даже ей самой. «Ты ни о чем таком не думай, планы не строй. У меня же семья», — отвечала она Жене, когда тот пытался заговорить с ней хоть о каком-то подобии совместного будущего.

Однажды они хотели расстаться. Оля сама настояла. Но потом все равно пришла к нему, говорила, что сделала ошибку, ей тяжело, и она скучает. После примирения даже иногда оставалась у него  на несколько дней, готовила, убиралась. Женя был этому только рад. Что она все это время говорила мужу — он не спрашивал. Всегда боялся ссор и окончательного разрыва. Тем более сейчас, когда ему казалось, что все будет хорошо, что Оля его все-таки любит и скоро решит остаться с ним навсегда. Вместе вырастят ее детей, возможно, даже заведут общих. И все бы, возможно, сложилось неплохо, если бы однажды зимой Женю не угораздило слечь с двухсторонней пневмонией. Лечиться пришлось, естественно, в больнице. Почти целый месяц. Оля его ни разу не проведала. Она звонила ему по телефону. Не часто. Когда подходило время выписки, Жене на мобильный набрал знакомый: «Чтоб ты знал, твоя тебя не ждет. Два раза лично ее с какими-то мужиками видел, пока ты на больничной койке валялся». Женя ничего не ответил. Только у него внутри будто что-то надломилось.

Выздоровев и вернувшись домой, он выждал пару дней и позвонил Оле. Предложил встретиться. Та сначала наотрез отказалась: «У меня дел много. И честно сказать, с тобой я уже не хочу быть. Совсем». «Прошу, давай увидимся, — настаивал Женя. – Ты что, боишься меня? Ты понимаешь, я тебя люблю».

Встретились. Женя предложил пойти к нему: «Мы же столько с тобой не виделись. Надо отметить. Если больше ничего не захочешь, дело твое, я без претензий». Оля, в конце концов, согласилась. Отправились к нему домой, по дороге купили две бутылки водки. Сели за стол на кухне и так просидели до вечера. Разговаривали, курили, выпивали под работающий телевизор. Все было спокойно и без скандалов.

Когда стемнело окончательно, Оля встала из-за стола: «Надо мне домой собираться». «Нет, – ответил Женя, глядя на нее абсолютно холодными глазами. – Сядь обратно и лучше сама, без принуждений. Ты теперь без меня никуда не пойдешь. И ни на кого больше не взглянешь. Потому что не сможешь». После этих слов Женя подошел к Оле и схватил ее за волосы. Первый удар пришелся ей в глаз, второй в переносицу. Из носа на кофту закапала кровь. Женя взял Олю за локоть и повел в ванную, умыл лицо. «А сейчас мы идем с тобой в зал», — сказал он и потащил в комнату. Бросил ее на пол: «Становись на колени, проси прощения. За то, что изменяла мне, за то, что ты такая проститутка». «С ума сошел?! – закричала Оля. – Я замужем вообще-то! Изменять я только мужу могла, а не тебе!». Женя ударил ее ногой в живот. Посмотрел, как она корчится от боли, и продолжил избивать. Бил по голове, туловищу, ногам. Останавливался, брал за лицо, несколько секунд смотрел в глаза и снова впадал в ярость. Оля не кричала, будто впала в ступор. Только когда, наконец, застонала, Женя отошел и сел на диван перевести дух: «Поднимайся, становись на колени, проси прощения. Ползай передо мной, целуй мне ноги. Я тебя убью, я тебя ненавижу».

И Оля подчинилась. «Я была вся в крови. Мне потом следователь майку отдал и джинсы, все было черное от запекшейся крови. На помощь я не звала — кричать сил не оставалось. У меня голова совсем плохо соображала, помню только такое чувство смирения, что ли. Никто не спасет. Пусть добивает». Оля ползла к его ногам и даже смогла пошевелить разбитыми губами: «Да, изменила. Только не трогай». Женя успокоился. Усадил Олю на диван, смочил водой тряпку и протер ей лицо. Разложил диван, и они легли спать. «Мне болело все. А он лежал, смотрел на меня и гладил по волосам. Когда уснул, я думала: встану, попытаюсь дойти до коридора, открою дверь, сбегу. Потом решила позвонить в милицию. Но если он поймет, что я хочу позвать на помощь, что он тогда со мной сделает?».

Проснулись около десяти утра. Женя заварил чай, включил телевизор. Оля просила: «Женя, отпусти! Ты что с моим лицом сделал? Как я в таком виде буду детей из детсада забирать? Как мужу покажусь?!». Но просить у него теперь что-либо было бесполезно. Услышав о муже, Женя ударил ее кулаком во второй глаз. «У меня снова пол-лица моментально опухло. Я замолчала. Он ещё пару раз меня ударил в плечи, в грудь».

До вечера Женя Олю больше не трогал. Приказал ей лечь на диван и лежать. Но к концу дня все снова повторилось. На Олю полились оскорбления: «Давай, признавайся, как и с кем ты мне изменяла! Я же тебе верил. Я тебе всегда верил!». Оля заплакала. На колени становиться отказалась: «Все равно меня убьешь». Женя снова бил ее ногами. Она кричала. «Потом я почувствовала на голове что-то холодное, и у меня потекла кровь по лбу. Я увидела в Жениных руках гантелю. Он ударил ею меня по голове дважды. Очнулась на диване. Женя сидел рядом и плакал, держал меня за руку. Мне было очень тяжело дышать. Я попросила его вызвать скорую помощь». Женя сделал это только на следующее утро. «Я ее ненавидел, даже желал ей смерти, — скажет он потом. — Она меня достала, всю душу вынула. Я ее всегда любил, из-за этого все и сломалось в моей жизни».

На суде Оля винила во всем только Женю: «Я его не простила. Прошу назначить ему самое строгое наказание. У меня внешность теперь испорчена. Повторюсь: я замужем. Я ничего ему не обещала никогда. А эти наши отношения он слишком в «голову взял», вот и все».

Прочитано 1292 раз
Кацярына Дударчык

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить