21.11.2017 14:36

Воспоминания Нины Купрейчик -- о молодости, о муже и о работе суда

Источник

Станислав Купрейчик работал судьей суда Молодечненского района с 1982 года, через семь лет возглавил его и в 2000-м ушел с поста председателя в отставку. В 2008 году его не стало. Вдова Станислава Михайловича Нина Ивановна, которая некоторое время работала в том же суде делопроизводителем, накануне Дня юриста поделилась воспоминаниями о муже, одном из выдающихся работников судебной системы.

Воспоминания Нины Купрейчик -- о молодости, о муже и о работе суда "Маладзечанская газета"


По словам Нины Ивановны, все, кто был знаком со Станиславом Михайловичем, до сих пор вспоминают его как очень вежливого человека. Он никогда не повышал голос, никого не обидел. По утрам заходил в каждый кабинет, чтобы поздороваться с сотрудниками, узнать об их самочувствии, настрое на работу. Все дела рассматривал, как сам говорил, «не с больной головой». Это значит, давал отчет своим действиям на всех этапах. О работе дома особо не рассказывал. Только однажды, когда рассмотрел дело об угоне машины, признался, что осужденный пригрозил, что его запомнит и когда выйдет из тюрьмы, судье не жить.

— Я его старалась беречь, просила хотя бы дома отвлекаться, не думать о делах. А он не мог, жил работой. Очень переживал, когда уходил в отставку. После пенсии на посту задержался еще на четыре года. Но, в конце концов, все равно пришлось уйти. Я иногда думаю, может, пожил бы дольше, если бы еще поработал пару лет. Работа все-таки «держит» человека.

Станислав Михайлович окончил землеустроительный техникум. Одно время работал председателем Городиловского сельского Совета. После того как сельсовет был признан лучшим в Минской области по показателям, ему предложили новую должность. Чтобы пойти на эту работу, С. Купрейчик заочно окончил Всесоюзный Московский юридический институт.

— Сейчас в суде кто-то рассматривает гражданские дела, кто-то — уголовные. Тогда такого разделения не было. Муж говорил, что гражданские дела труднее уголовных, так как там больше нюансов, более расширена законодательная база. Помню, у него было дело: две сестры и брат не могли поделить наследство после смерти родителей. Пять лет судились. Когда он стал председателем, тоже рассматривал дела, но уже те, в которых требовалось больше опыта и профессионального, и жизненного. Надо заметить, что еще до развала Советского Союза, когда всем казалось, что у нас все хорошо, спокойно, все равно были и кражи, и драки, и убийства, и изнасилования. А алименты – это и вовсе вечная проблема. Может, отличие того времени только в том, что не было столь явной погони за деньгами, раньше все жили примерно одинаково, и большинство людей это устраивало. Когда конфликты возникали, все пытались как-то договориться. Сейчас сразу бегут жаловаться, даже если с соседом поскандалят. Терпимости меньше.

По профессии Нина Ивановна учитель. Преподавала в школе математику и физику. В суде Молодечненского района работала после выхода на пенсию. Долго дома на заслуженном отдыхе сидеть не смогла, через полгода пожаловалась Cтаниславу Михайловичу, что от скуки с ума скоро сойдет. А он ей в ответ: «Так заходи ко мне на работу в гости. Ты же любишь цветы разводить, будешь украшать наш суд. А после работы будем ходить на прогулки». И вот однажды, когда она в его кабинете протирала подоконники и поливала цветы, приехал председатель областного суда.

— Муж мне говорит: «Нина, приготовь нам, пожалуйста, кофе». Я пошла за чайником. Председатель областного суда, как потом выяснилось, очень удивился: «Ты почему свою уборщицу по имени называешь? Никакого уважения, надо же с отчеством!». Станислав Михайлович объяснил, что я жена его, а не уборщица. Тот посоветовал взять меня на место делопроизводителя. И с 1992 года я стала заниматься в суде всяческой «бумажной» работой. Регистрировала дела, которые там рассматривались, отправляла людям по почте извещения о штрафах, исполнительные листы… Поскольку я педагог, меня иногда брали в качестве методиста на заседания, когда шли дела, касающиеся несовершеннолетних. Помню, как областной суд рассматривал дело об убийстве. Виновный парень, которому не было еще и восемнадцати, посадил девочку на кол забора. Весь процесс он сидел и улыбался, и после того как зачитали приговор о смертной казни, он продолжил улыбаться. Меня тогда всю трясло от негодования.

В 2000 году, когда Станислав Михайлович уходил в отставку, Нина Ивановна тоже решила оставить работу.



— А познакомились мы в Островецком районе. Я после института приехала туда в один из колхозов работать учителем, он там проходил преддипломную практику. У нас в школе был литературный вечер, на который он зашел. Когда начались танцы, пригласил меня и весь вечер не отпускал. Замуж за него я тогда не собиралась. У меня другой парень был, оканчивал в Минске ординатуру. А Станислав выкрал у меня паспорт, взял в помощники друга и председателя колхоза и обманом привез меня в сельсовет жениться. Когда поняла, что происходит, выбежала оттуда злая, обиженная. Он за мной. Начал уговаривать: «Я тебя на руках носить буду, ты меня на всю жизнь запомнишь». И в итоге уговорил. Мне тогда был 21 год, ему – всего 19. Но не обманул, всю жизнь меня на руках и носил. Каждой девушке желаю такого мужа, каким был Станислав Михайлович: умного и любящего, увлеченного и талантливого в своем деле.

Фото: архив Нины КУПРЕЙЧИК.

Прочитано 2487 раз
Кацярына Дударчык

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить